История

Этот дом — пожалуй, самое романтичное здание нашего города. Ведь он — не очаровательная частичка старого Новониколаевска, но еще архитектурный памятник любви.

Здания, построенные королями или аристократами в честь возлюбленных — настоящие драгоценности для любой туристической столицы. Потому как они — больше, чем просто архитектурные объекты. Есть в них некий шарм, одушевляющий камень, есть что-то, что наполняет голоса экскурсоводов неказенной теплотой, а в сердцах туристов отзывается хрустальными колокольчиками.

Малый Трианон, построенный Людовиком XIV для мадам Де Помпадур; замок Боте-сюр-Марн, возведенный Карлом VII для обворожительной Аньес Сорель; дворец Мирабель в Зальцбурге, подарок принца Райтеньо Саломее Альт; наконец, особняк балетной звезды Матильды Кшесинской на Кронверкском проспекте Петербурга, сооруженный для примы светлейшим князем Андреем Романовым — все это любовные романы, застывшие в камне. Счастливые или не очень, но всегда пленительные, влекущие странствующих зевак, будоражащие воображение горожан.

В пору юности нашего города эпоха роскошных лирических сумасбродств уже клонилась к закату, перемещалась на страницы чувствительной прозы. Но она все же успела оставить на карте Новониклаевска свой нежно-грустный поцелуй — дом на Кабинетской, дом Крюкова.

Роман в камне

В 1900-х году купца Захария Григорьевича Крюкова, человека зрелого, обстоятельного и женатого, настигла любовь. Огромная, стихийная, опрокидывающая прежнюю жизнь. Сердце купца покорила Полина Томашевская, актриса Тобольского театра.
Не имея возможности расторгнуть законный, но бездетный брак, Крюков оказался в довольно деликатном положении: в декорациях Новониколаевска фактически повторялась история Прасковьи Жемчуговой. Правда, Захарию Крюкову было легче, чем графу Шереметьеву: новониколаевское общество на этот роман смотрело если не с одобрением, то с пониманием.

ул. Кабинетская


Особняк, начало XX века

Для своей новой, счастливой семьи Крюков построил дом на самой престижной улице – двухэтажный особняк с интерьерами в самом модном стиле той поры – томном и элегантном стиле art nouveau.

Но этот счастливый роман был, увы, недолгим: сходство с историей Шереметьева и Жемчуговой оказалось печально точным. Полина в 1908-му умерла от чахотки, детально повторив судьбу своей коллеги и предшественницы из 18-го столетия.

Послесловие романа

Но дом Крюкова недолго был тих и печален — в 1912-м на первом этаже его открылся лучший кинотеатр тогдашнего Новонколаевска — Гранд электро-театр «Одеон».
Дальнейшая история дома была еще более бурной: весной 1919 года тут квартирует казачий штаб армии Колчака, в 1920-м разместилось Сибирское бюро ВКПб, агитационный «Театр имени Демьяна Бедного», а также кинематограф «Художественный». С 1930-х гг. в этом доме размещались военные — редакция армейской газеты «Красное знамя» и начальство воинских подразделений МВД. Этот этап завершился в 1998-м.

Дом проводил военных в плачевном состоянии — окрашенный в странный бело-зеленый цвет, лишившийся большей части архитектурного декора. Впрочем, ему повезло — он уцелел в гражданскую войну, не был разрушен ради монументального урбанизма 1930-х.
Архитектурная красота, унесенная горячими ветрами двадцатого столетия, вернулась к дому в веке двадцать первом: реставраторы буквально по крупицам реконструировали выщербленный кирпичный декор, восстанавливали текстуру кладки, освобождая её от аляповатой штукатурной «одежки» советских времен, по дореволюционным фотографиям воспроизводили рисунок оконных рам. Изящной решетке балкона посчастливилось сохраниться с крюковских времен, одна из дверей тоже была подлинной — она стала прототипом при восстановлении всех прочих дверей дома.
Были детально восстановлены камины, декоративные росписи в стиле art nouveau, вентиляционная фурнитура. Даже современная сантехника дома исполнена по технической моде 1900-х.

Получившийся образ наиболее близок к облику, который дом имел в 1908 году.
Здание это снова стало именно ДОМОМ — элегантным, манящим, просторным и уютным одновременно.

Именно на этом образе основана концепция ресторана La Maison. Меню его — творческий знак почтения респектабельной гурманской культуре 1900-х — культуре, в которой органично уживались французские и русские мотивы.

Особняк до реставрации